Горячие новости
Новости

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе дискуссии в рамках Молодежного образовательного форума, Селигер, 27 августа 2014 года

28 августа 2014, четверг

 

Уважаемые участники форума,

 

Прежде всего, хочу поблагодарить организаторов за приглашение. Для меня это действительно важная встреча потому, что дипломатия обязательно должна сверяться с настроениями тех, кто избрал для себя какую-либо отрасль обществоведения в качестве профессии и озабочен судьбами страны, путями ее дальнейшего развития через построение общенационального консенсуса с использованием всех духовных, интеллектуальных, материальных ресурсов общества. Сегодня, когда глобализация проникла во все сферы человеческой жизни, грань между внешней и внутренней политикой становится весьма условной – они переплетаются и оказывают друг на друга взаимное влияние.

Россия больше, чем кто-либо, заинтересована в укреплении международного права, чтобы не было двойных стандартов и чтобы выполнялись договоренности, зафиксированные в рамках ООН, ОБСЕ, в отношениях по линии Россия-НАТО, Россия-ЕС и те, которые заключают международные субъекты. В этом состоит наш принципиальный подход. 

 

Все, о чем я сказал, напрямую относится к нынешней позиции России по отношению к глубокому кризису на Украине. Мы приложили немало усилий, чтобы на ранних стадиях согласовать некие шаги международного сообщества, которые позволили бы украинцам успокоить ситуацию, отойти от грани гражданской войны и начать договариваться между собой. Еще 21 февраля с.г. было подписано соглашение между бывшим президентом Украины В.Ф.Януковичем и в то время лидерами оппозиции А.П.Яценюком, В.В.Кличко и О.Я.Тягнибоком, под которым поставили подписи министры иностранных дел Германии, Франции и Польши. Первым пунктом этого соглашения было обязательство создать правительство национального единства, после чего этот орган занялся бы подготовкой конституционной реформы, которая бы устроила всех на Украине. На основе новой конституции должны были состояться всеобщие выборы. Подчеркну – не В.Ф.Янукович, а лидеры оппозиции настаивали, чтобы правительство национального единства было положено в основу усилий по выходу из кризиса. В.Ф.Янукович «исчез», он был свергнут под предлогом того, что бежал из страны, хотя он никуда не бежал, а находился на территории Украины. Соглашение от 21 февраля было растоптано буквально на второй день. Тогдашняя оппозиция вместо выполнения обязательства по созданию правительства национального единства объявило о создании «правительства победителей». То есть тем, кто не был согласен с государственным переворотом, был послан сигнал, что их рассматривают как побежденных. Потом последовала серия конфронтационных шагов, включая неудавшуюся, но громогласно объявленную попытку отменить закон о языках, в чем на Юго-Востоке Украины справедливо усмотрели наступление на позиции русского языка. А потом началось то, последствия чего мы сейчас наблюдаем. 

 

Россия не оставляла своих усилий и активно включилась в международную работу по нахождению выхода из этого тупика. 17 апреля в Женеве состоялась встреча министров иностранных дел России, США, Украины и Высокого представителя Евросоюза по иностранным делам. Было принято заявление, в котором закреплялась необходимость немедленного прекращения применения силы и начала прозрачной конституционной реформы, которая должна охватывать все регионы и все политические силы страны и должна быть подотчетна. Ничего подобного не произошло – никакой конституционный процесс не начат. Кулуарно, келейно был разработан некий проект изменений в конституцию Украины. Даже не все депутаты Верховной Рады его видели. До сих пор он не опубликован, не стал предметом общенационального диалога, как это обязалось сделать украинское руководство в Женевском заявлении. С тех пор мы постоянно привлекаем внимание украинской стороны и тех, кто подписывался под этими документами, к необходимости все-таки честно выполнять то, о чем договаривались, не пытаться «прикарманить» то, что на данном этапе удалось «прикарманить», а что обещал сделать взамен, отложить на потом, если не навсегда. 

 

По мере разрастания жуткого военного противостояния на Юго-Востоке Украины на первый план вышла задача немедленного прекращения огня. Очередная попытка была предпринята после того, как Президент России В.В.Путин вместе с президентами Украины, Франции и Канцлером ФРГ на торжествах в Нормандии по случаю 70-летия открытия второго фронта договорились работать в таком формате. Министры иностранных дел России, Украины, Франции и Германии 2 июля собрались в Германии, где было принято заявление, в котором было сказано, что первейшей задачей является немедленное и безусловное прекращение огня. Прошло уже почти 2 месяца, но ничего не изменилось – прекращение огня не состоялось.

 

Украинская сторона вместо выполнения своего обязательства пойти на прекращение огня без всяких условий выдвигает предварительные требования, о которых никто не договаривался. Они касаются освобождения всех заложников до того, как будет объявлено перемирие; установления более плотного контроля на границе. Мы не имеем ничего против разговоров на эти темы, но само перемирие не может быть «заложником» таких разговоров. Главное сейчас – остановиться, чтобы все перестали стрелять. Главное, чтобы украинская сторона, как она и обязалась в Женевском заявлении от 17 апреля, о котором я упомянул, пригласила все регионы страны, включая, конечно, Юго-Восток к незамедлительному началу общенационального конституционного диалога, в рамках которого стороны могли бы выработать такие изменения в основной закон страны, которые обеспечили бы комфортное, безопасное, равноправное сосуществование в рамках украинского государства всех национальностей, меньшинств и регионов с учетом их экономических интересов. Нужно национальное согласие, а его можно достичь только на основе баланса интересов всех регионов и политических сил страны. 

 

Скажу несколько слов о том, как проходила вчера встреча в Минске. Она началась в многостороннем формате с участием президентов стран Таможенного союза – России В.В.Путина, Казахстана Н.А.Назарбаева и Белоруссии А.Г.Лукашенко, а также Президента Украины П.А.Порошенко, Председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии В.Б.Христенко и трех еврокомиссаров – Высокого представителя Евросоюза по иностранным делам К.Эштон, Комиссара Евросоюза по торговле К.де Гюхта и Комиссара Евросоюза по энергетике Г.Эттингера. Дискуссия велась по вопросам, о которых на своей пресс-конференции рассказал В.В.Путин. Прежде всего, это экономическая составляющая нынешней ситуации в связи с намерениями Украины присоединиться к соглашению об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС и тем, что этот шаг создал бы целый ряд рисков для интересов стран, которые входят вместе с Украиной в другую зону свободной торговли в рамках СНГ. Обязательства, принятые на себя Украиной по зоне свободной торговли в СНГ, по нашему глубокому убеждению, подкрепленному анализом, который вчера был представлен, вступают в противоречие с обязательствами, которые Украина взяла бы на себя, присоединившись к зоне свободной торговли с Евросоюзом и подписав соглашение об ассоциации с ЕС. 

 

Обсуждение было откровенным и предметным. Договорились о том, что начавшиеся какое-то время назад консультации на этот счет должны быть интенсифицированы. Министрам экономики и другим представителям экономического блока соответствующих правительств поручено работать над согласованием подходов к проблемам, которые можно решить на экспертном уровне, постараться достичь компромиссов. А проблемы, по которым эксперты договориться не сумеют, вынести на уровень глав государств в обозримые сроки, но в любом случае до 12 сентября с.г. Жаль – на мой взгляд, искусственных сроков устанавливать не следовало бы. 

 

В Нормандии на встрече руководителей России, Украины, Германии и Франции речь шла о необходимости поставить на первое место задачу договориться о каких-то формах гармонизации процессов в рамках отношений Украины со странами СНГ и Таможенного союза, с одной стороны, и Евросоюзом – с другой. Искусственные сроки здесь не помогают. Тем не менее, проявляя добрую волю, мы согласились постараться завершить все к 12 сентября, поскольку, как мы понимаем, украинское руководство уже публично заангажировалось, что в сентябре они будут ратифицировать соглашение с ЕС. Президент России В.В.Путин неоднократно и честно предупреждал, что если ратификация произойдет без каких-либо договоренностей с Россией и членами ТС, то в полном соответствии с закрепленными в Соглашении СНГ о зоне свободной торговли правами мы прекратим предоставлять определенные преференции нашим торговым партнерам на Украине и перейдем с ними на те же формы взаимодействия в торгово-экономической сфере, на которых мы сотрудничаем с ЕС, т.е. на режим наибольшего благоприятствования, являющийся стандартным для всех членов ВТО – никакой дискриминации или санкций, но и никаких привилегий и преференций. 

 

Странно, что такая решимость ратифицировать соглашение с ЕС обязательно в сентябре демонстрируется и декларируется в момент, когда объявлено о роспуске Верховной Рады и проведении досрочных выборов 26 октября. Задумка в том, чтобы ратифицировать соглашение голосами депутатов старого парламента. При этом роспуск Верховной Рады мотивировался тем, что она не отражает волю народа. Не лучше ли тогда дождаться выборов, когда народ изберет своих представителей с полным осознанием того, что произошло, и что он хочет видеть в будущем? Евросоюз публично выразил надежду, что несмотря на объявленные досрочные выборы, Украина не будет тянуть с ратификацией и подпишет соглашение в сентябре. 

 

Вчера на переговорах все охарактеризовали ситуацию на Юго-Востоке как гуманитарную катастрофу и признали важность оказания гуманитарной помощи. Президент Казахстана Н.А.Назарбаев и Президент Белоруссии А.Г.Лукашенко особо выделили инициативную роль России. Как известно, мы уже направили первый конвой с гуманитарными грузами на Украину, и официально обратились к украинской стороне о намерении в ближайшие дни направить второй такой конвой. Вчера президенты России и Украины обсуждали этот вопрос, встречаясь один на один. Параллельно я разговаривал с Министром иностранных дел Украины П.А.Климкиным. У нас есть основания рассчитывать, что мы найдем конструктивные технические и логистические решения, чтобы второй конвой гуманитарной помощи в самое ближайшее время направился на Юго-Восток. Уверен, он не будет последним, поскольку помощь там нужна в огромных масштабах. Казахстан и Беларусь выразили готовность присоединиться к нашей акции и параллельно направлять гуманитарные грузы на Юго-Восток. Об этом же говорили и представители ЕС. Будем поощрять мировое сообщество в целом к максимально ответственному отношению к тем бедам, которые сейчас испытывают на Юго-Востоке около 4 млн. граждан. Более 1 млн. человек уже сбежали оттуда, подавляющая часть из них – в Российскую Федерацию. Если есть интерес, я могу более подробно об этом рассказать.

 

В контексте экономических отношений упоминалась задача возобновления переговоров по газу между Россией и Украиной. В этом, по понятным причинам, заинтересована Еврокомиссия. Никого не радуют периодически звучащие из Киева предупреждения или угрозы о том, что они сами перекроют транзит. Еврокомиссар по энергетике Г.Эттингер вчера выразил уверенность, если не надежду, что украинские власти не будут прерывать транзит энергоносителей из Российской Федерации в страны Европейского союза.

 

Помимо экономических и гуманитарных вопросов, третий и важнейший блок на данном этапе – это прекращение кровопролития и поиск путей завязывания подлинного общенационального диалога. Договорились возобновить работу контактной группы, которая созывалась несколько раз с участием представителей России, украинского руководства, ОБСЕ и делегации Луганска и Донецка. Есть понимание, что (в качестве первого шага) этот механизм должен быть более активно задействован. Соответствующий призыв был сделан вчера в Минске. Наши белорусские друзья предложили свою столицу в качестве постоянно действующей площадки для таких контактов. Вероятно, с учетом того, что в Луганской и Донецкой областях продолжаются кровопролитные боестолкновения, а в Киев ополченцам ехать не с руки – их там многие хотели бы арестовать – Минск является оптимальным местом для проведения таких встреч. Мы это активно поддержали. 

...

Вопрос: Обсуждалась ли ситуация вокруг АЭС на Украине советской комплектации и перевод ее в срочном режиме, без надлежащих исследований на американское топливо, не подходящее нам по геометрии? Есть ли реальная экологическая угроза для Украины? 

 

С.В.Лавров: Вопрос очень интересный. Вчера он не обсуждался, но на этот счет идут дискуссии по линии министерств энергетики России и Украины, а также по линии Росатома и соответствующего украинского ведомства. Конечно, мы обсуждаем этот вопрос и с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ). Не секрет, что американская компания «Вестингауз» активно стремится отвоевать себе место на европейском рынке. Они такие попытки предпринимали не только на Украине, но и в других странах. 

 

Вы абсолютно правы в том, что из-за различий в топливе попытки внедрить американские стрежни в реакторы советского и российского производств далеко не безопасны. Когда несколько лет назад под нажимом США компания «Вестингауз» стала внедряться на один из реакторов в Чехии, построенный еще Советским Союзом, там возникли серьезные проблемы. Возникло целое общественное движение в пользу прекращения тех экспериментов, так как они слишком опасны. 

 

На Украине еще при прошлом правительстве также предпринимались такие экспериментальные, как они их называли, шаги – вставлять несколько десятков стержней в наши реакторы. Все прошло достаточно тревожно. Насколько я знаю, сейчас подобные попытки пресекаются. Мы требуем, чтобы Россия как страна производитель реактора обязательно ставилась в известность о планируемых шагах, чтобы с нами советовались – мы же гарантировали безопасность реактора, когда он был запущен, и мы эти обязательства по-прежнему сохраняем. Убеждены, что подобные эксперименты могут плохо закончиться, особенно на Украине, где еще свежа память о Чернобыле.

 

Вопрос: В своем вступительном слове Вы сказали, что планируются переговоры между властями Украины и представителями Донецка и Луганска с целью разрешения конфликта с помощью каких-то конституционных реформ и новой конституции. Однако, ополченцы в своих заявлениях неоднократно утверждали, что они не считают Украину своей страной, давно отделились, и теперь их страна называется Новороссией. Никакие конституционные проекты Украины они больше обсуждать не будут. Что будет делать Россия в случае, если ополченцы действительно откажутся обсуждать конституцию Украины? Возможен ли такой вариант развития событий?

 

С.В.Лавров: Киевские власти также заявляют, что они не знают никаких ЛНР, ДНР и Новороссии и что это все «террористы и сепаратисты». Украинское руководство на этой экстремальной позиции удержаться не сможет. Мы исходим из того, что в Луганской и Донецкой областях состоялись референдумы, к результатам которых мы отнеслись с уважением. Мы об этом сказали. Подчеркнули, что Россия выступает за практическую реализацию итогов референдумов в Луганской и Донецкой областях, которая проходила бы через переговорный процесс с Киевом. Мы убеждены, что возможности договориться всем украинским регионам далеко не исчерпаны. Главное – чтобы было желание выполнять соответствующие обязательства. Мы на данном этапе не рассчитываем, что сразу будет обсуждаться конституция с правами и обязанностями регионов, децентрализация, федерализация и что-либо еще. На нынешнем этапе данный механизм – киевские власти, луганские и донецкие представители, Россия и ОБСЕ – важен, чтобы добиться самого срочного – перемирия и согласования устойчивого прекращения огня. Без запуска политического диалога с участием всех регионов мы не никогда не поймем, реально ли договориться украинцам. Когда нынешние киевские власти говорят, что «мы начнем диалог только тогда, когда Донецк и Луганск сложат оружие, а если не сложат, мы будем достигать своих целей военным путем». Это абсолютно безответственный подход. Когда представителям Донецка и Луганска говорят – «вы сдайтесь, а там мы посмотрим, что с вами делать», – это порождает цепную реакцию: «вы хотите нас победить военным путем, не хотите с нами разговаривать, тогда мы тоже будем полагаться на военные средства, чтобы вы нас услышали и, наверное, поняли, что бессмысленно продолжать друг друга убивать». 

 

Настроения у людей разные. Я убежден, что завоевания, которые уже достигнуты в Луганской и Донецкой областях, консолидируют эти регионы в борьбе за самое главное – чтобы жить на этих землях, как жили их отцы и деды, жить так, как они хотят, разговаривать на русском языке, обучать на этом языке своих детей, выбирать своих губернаторов и законодательные собрания, иметь возможность получать прибыль от экономической деятельности на их территории, иметь возможность общаться экономически, гуманитарно и просто по-человечески со своими родственниками и друзьями в Российской Федерации и в других странах. Вот, что самое главное. Все остальное оформляется при наличии политической воли. Мы убеждены, что сейчас надо сделать все, чтобы они сели за стол переговоров и от срочного прекращения огня начинали двигаться к тому, чтобы услышать друг друга. Пока они не приступят к переговорам, мы не поймем, смогут ли они жить вместе.

Вопрос: Сегодня в своем выступлении Вы отметили, что украинский кризис можно решить путем достижения баланса между силами регионов, которые враждуют друг с другом. На мой взгляд, существует иная альтернатива выхода из украинского кризиса. В 2008 г. Россия могла ждать достижения баланса между Южной Осетией, Абхазией и Грузией, но не стала, а приняла эффективные меры, которые позволили разрешить конфликт в течение считанных недель. Сколько времени продолжается кризис на Юго-Востоке Украины? Почему Россия не пытается отстаивать независимость Луганской и Донецкой народных республик?

 

С.В.Лавров: Я Вас поправлю, война в Южной Осетии продолжалась не несколько недель, а пять дней. В Южной Осетии было прямое нападение на Российскую Федерацию в лице российских граждан, которые служили в качестве миротворцев на основе международного соглашения. Там не возникало никаких вопросов – это было агрессия против Российской Федерации.

 

Сегодня я уже говорил, о нашем отношении к проведенным на Юго-Востоке Украины референдумам. Мы выразили полное уважение их итогов и высказались за то, чтобы практическая реализация того, за то, что проголосовали граждане Юго-Востока Украины, осуществлялась через переговорные процессы. Мы не заинтересованы в развале государства, в необеспечении где бы то ни было прав человека. Как засвидетельствовал Международный Комитет Красного Креста (МККК), сейчас на Украине происходит внутренний вооруженный конфликт. Это заставляет нас руководствоваться подходами, которые закреплены в международном праве – прекращение огня и начало переговоров. Мы не можем не уважать волю украинского народа. Но народ должен действительно получить возможность не в условиях войны, не под бомбежками, а в условиях перемирия и прекращения огня посмотреть, насколько возможно достичь договоренностей, которые не будут навязываться. Мы хотим, чтобы на Украине русские вместе с украинцами, венграми, румынами и другими национальностями жили так, как они привыкли жить, чтобы их уважали, и их права были обеспечены. В наших общих интересах сохранить большое русское население Украины, чтобы она была бы комфортной для русских, а не, чтобы мы выкраивали Русский мир по кусочку, где только можно. Так не получится. Это совершенно другая ситуация по сравнению с тем, что произошло в Крыму. Там проявились инициатива и волеизъявление свыше 90% крымчан, и ни у кого это не вызвало никаких сомнений. Нельзя исходить из того, что для того, чтобы русским было хорошо, их надо изъять из состава Украины. Мы хотим, чтобы русским было хорошо и на Украине, и в Молдове и везде, где сейчас живут русские. Надо защищать их права в соответствии с их традициями и интересами. Этим мы сейчас пытаемся заниматься. Но сначала нужно прекратить войну, и тогда будет понятно, возможно это или нет. 

 

Вопрос: Сколько украинских беженцев находится сейчас на территории Российской Федерации? Сколько денег на них выделено? Как это может сказаться на отечественной экономике в настоящее время и в будущем? Что нам с ними делать?

 

С.В.Лавров: По этому вопросу у меня есть объективная справка на основе докладов, которые на днях были опубликованы Управлением ООН по координации гуманитарных вопросов и Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев. Эти данные характеризуют гуманитарную ситуацию на Юго-Востоке Украины. В Луганской области практически нет воды, не хватает продовольствия и медикаментов; в Донбассе 75 городов в целом без электричества, в зоне конфликта остаются 4 млн. человек, 290 школ полностью или частично разрушены. Только за прошлую неделю из Донецка и Луганска выехало более 22 тыс. чел. (это, повторю, данные ООН). Причем, беженцы боятся пользоваться «коридорами», которые предоставляет Киев, потому, что они небезопасны. Как отмечают ооновцы, 18 августа была обстреляна колонна людей, пытавшихся покинуть зону боевых действий. Это названо неприемлемым. 

 

Помимо опасений боевых действий есть страх принудительной мобилизации в регионах Украины, куда едут люди с Юго-Востока. Тех, кто остается на Украине, называют не беженцами, а внутренне перемещенными лицами. Таковых 190 тыс. человек, из которых 92% - жители Юго-Востока Украины. По данным ООН, из Крыма, то есть с территории Российской Федерации, на Украину выехало только 8%, и этот процесс завершен. Около 17 тыс. человек из юго-восточных областей уехали в Крым и хотят там остаться. Те же, кто уехал с Юго-Востока в другие области Украины, хотят вернуться обратно – это тоже подтверждает необходимость добиться того, чтобы беженцы могли жить там, где хотят. По данным ООН, положение тех, кто бежали в другие регионы Украины, очень тяжелое. В стране нет законодательства о внутренне перемещенных лицах, в связи с чем они не получают документы, подтверждающие их статус. А если нет документов и системы центральной регистрации, то эти люди не могут устроиться на работу, оформить кредиты, получить какие-то средства к существованию. На это обращается внимание в докладах ооновских структур.

 

В ряде городов, куда бегут перемещенные лица, в частности, упоминаются Одесса, Харьков и Херсон, зафиксирован рост негативного, вплоть до агрессивного отношения к переселенцам. В одном из своих выступлений я уже приводил факты о том, что председатель Одесской областной администрации И.П.Палица заявил, что им не надо никаких беженцев с Юго-Востока Украины, отчислений в бюджет страны на восстановление этого региона Одесса давать не будет и т.д. Это плохой показатель, тут уж попахивает этническими чистками. 

Что касается не внутренне перемещенных лиц, а беженцев, то 25 тыс. человек уехало в Беларусь, 1250 тыс. человек – в Польшу, в Россию – по официальным данным ООН, переехало 207 тыс. человек, из них 88 тыс. попросили временной защиты, а 119 тыс. человек обратились с просьбой о предоставлении статуса временного проживающих или гражданстве. Подчеркивается, что количество украинских граждан в России может быть существенно выше. По нашим данным, их число близко к 1 млн. человек. Но цифры включают тех, кто сорвался с насиженных мест в последнее время. Если брать трудовых мигрантов, то это, очевидно, несколько миллионов человек. 

 

В докладах Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев позитивно отмечаются меры, которые предпринимают Правительство России и регионы по размещению беженцев. Конечно, основная нагрузка пришлась на Ростовскую область, но сейчас реализуются программы перенаправления переселенцев в другие регионы в соответствии с их пожеланиями. Учитывая свои гражданские профессии, они выбирают промышленный или сельскохозяйственный районы Российской Федерации, вплоть до Камчатки. В разговорах с ооновскими экспертами, которые посещают лагеря беженцев, люди в большинстве своем довольны, что сбежали от войны, и рассчитывают устроиться в России. 

 

Я не знаю, сколько это стоит. Конечно, стоит немало – нужно оборудовать пункты временного размещения, наладить организацию питания, предусмотреть какие-то подъемные средства для переселения семей в другие регионы. Но это того стоит, потому, что речь о славянах, наших людях, в большинстве своем православных.

От редактора сайта «Патриоты Отчизны»:

Уважаемые читатели!   Выступление Сергея Лаврова на Всероссийском молодежном форуме «Селигер-2014»  и его ответы на вопросы даны в значительном сокращении. Мы  выбрали из стенограммы в основном вопросы и ответы,  касающиеся кризиса на Украине.

Полностью стенограмму можно прочитать на сайте МИД РФ.

Просмотров: 429
Чтобы комментировать, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь