Горячие новости
29 апреля 2016, пятница

"Мы считаем это решение постыдным", — заявил ТАСС глава польского клуба "Катынский рейд" Виктор Венгжин.

13 апреля 2016, среда

Об этом ТАСС сообщили в Центре общественных связей ФСБ России

11 апреля 2016, понедельник

Валентин Фалин - дипломат, политический и общественный деятель, ученый. С 1986-го по 1989-й годы он возглавлял АПН. Убежден, что главная задача журналистов – сохранять верность факту.

07 апреля 2016, четверг

Путин: Россия  должна быть страной, "где жить комфортно, приятно и престижно" 

07 апреля 2016, четверг

В Нидерландах прошел референдум об ассоциации Украины с Евросоюзом

Мукачево: ястребы Майдана, голуби Майдана и буревестники новой революции

 

Украина, затаив дыхание, следит за развитием событий вокруг мукачевского инцидента.

 

В социальных сетях даже делают ставки относительно того, чем закончится внезапно вспыхнувшее противостояние в Закарпатье. 

 

Уже неделю неизвестно, чем закончится вспыхнувшее в Мукачево противостояние между правоохранительными органами и «Правым сектором»*. Кто-то ставит на Петра Порошенко, кто-то на Дмитрия Яроша.

 

Умеренные же пессимисты считают, что противостояние закончится компромиссом между конфликтующими сторонами. 

 

На данный момент существует ряд версий, объясняющих причины и характер мукачевских событий. По одной из них, «Правый сектор» — это структура, контролируемая Кремлём, которая пытается дестабилизировать ситуацию в Украине. По другой, Петр Порошенко — агент Москвы, который пытается коварным способом извести украинских патриотов.

 

По третьей версии, бойцы «Правого сектора» приехали на Закарпатье пресечь контрабандные потоки и наказать местных, коррумпированных чиновников, но попали в бандитскую засаду, организованную «оборотнями в погонах». И, наконец, четвертая версия утверждает, что мукачевский инцидент — это неудачная попытка «Правого сектора» перехватить у местного криминала контроль над трафиками контрабанды.

 

Несмотря на то, что на данный момент общественность Украины с увлечением ищет причину стрельбы в Мукачево, на самом деле, значение имеет не причина инцидента, а его политические последствия. Ведь сейчас практически любое значительное событие в стране так или иначе имеет политические последствия.

 

Тот, кто склонен поверхностно оценивать сложившуюся ситуацию, исходит из того, что результат конфликта может иметь три основных варианта: свержение Порошенко батальонами ПС, разгром «Правого сектора» подразделениями ВСУ или некий компромисс, в результате которого конфликт не будет иметь каких-либо существенных последствий. На самом деле, на мой взгляд, все три упомянутых варианта являются одинаково невозможными. Объясню, почему.

 

Во-первых, свергнуть президента Украины «Правый сектор» не способен в силу своей военной слабости. Данная структура, при всей ее достаточно хорошей организованности и вооружённости, имеет ограниченный людской, материальный и военный ресурс, необходимый для силового захвата власти. В лобовом столкновении с ВСУ у нее нет шансов не то, что победить, но даже уцелеть.

 

Во-вторых, разгромить в ходе силовой операции «Правый сектор» украинские власти тоже не способны. Уже в силу того, что данная структура устраивать в чистом поле сражение с вооруженными силами Украины никогда не будет. Не тот масштаб. Поэтому, если вооруженное противостояние и начнется, то отряды ДУК будут действовать, используя партизанскую тактику «наскоков из леса» и логику городской герильи в форме террористических акций.

 

Кроме того, очень сомнительно, что Петр Порошенко пойдет на открытые военные действия в отношении «Правого сектора». Для него это будет абсолютно самоубийственный шаг. Поэтому,, вероятнее всего украинская власть попытается принудить ПС к расформированию, влив ее отряды в подразделения ВСУ и МВД.

 

Однако и это будет сложно считать «разгромом» «Правого сектора». Дело в том, что «Правый сектор» — это, прежде всего, люди. Причем люди мотивированные не только материально (в плане пограбить), но и идеологически (в плане политического мировоззрения). Поэтому смена нашивок на их форме не изменит их внутренней сути.

 

Не исключено, что ПС просто уйдет в подполье, пустив свои корни в частях ВСУ и МВД. В любом случае, его члены, крайне негативно относящиеся к нынешней украинской власти, никуда не денутся, а просто затаятся. Компромисс между властью и «Правым сектором» также невозможен.

 

Компромисс — это некие взаимные уступки с обеих сторон, которые ведут к разрешению конфликта с целью сохранения существующего положения вещей. 

 

Но проблема в том, что у ПС нет пространства для уступок власти. Иначе говоря, Ярошу просто нечего предложить Порошенко в обмен на необходимые ему уступки со стороны украинского президента. От «Правого сектора» требуется лишь одно — исчезнуть. И желательно без скандала. Ярош загнан в угол, и в этой игре у него нет никаких козырей. 

 

В свою очередь, глава Украины, во-первых, не заинтересован в сохранении существующего положения вещей, связанных с ПС, а во-вторых, не может себе позволить идти на уступки лидеру «Правого сектора». Ведь если Порошенко это сделает, то тем самым продемонстрирует всем, что его президентский статус равнозначен вождистскому статусу Яроша, а «Правый сектор» — государство в государстве.

 

Кроме того, если анализировать детали мукачевских событий, возникает ощущение, что они все-таки были спланированы правоохранительными органами Украины как раз для того, чтобы украинская власть получила возможность оправданной ликвидации неподкотрольного ей «Правого сектора».

 

А это уже само по себе говорит о том, что какой либо компромисс с экстремистами в планы президента не входит. С учетом вышеизложенного, можно предположить, что при обострении ситуации украинские силовые структуры попытаются осуществить арест руководящей верхушки «Правого сектора» (как это было проделано в отношении батальона МВД «Торнадо»), или физически ее ликвидировать (как это когда-то было сделано с координатором ПС на Западной Украине Александром Музычко).

 

Подобные действия не станут решением проблемы, но создадут видимость решения.

 

Впрочем, на мой взгляд, не имеет большого значения, чем именно закончится конфликт между украинской властью и «Правым сектором». В данном случае имеет значение лишь то, что данный конфликт вытолкнул хроническое, неофициальное противостояние между украинской властью и «добровольческими» батальонами на уровень открытого и официального силового противостояния.

 

При этом необходимо учитывать, что в данном случае «Правый сектор», по сути, постепенно превращается в символ борьбы патриотов Украины с предавшей Майдан властью. По сути, мы сейчас имеем классический вариант окончательно оформившегося противостояния «старшин» и «гетманов» Украины с низовым «казачеством» в виде «добровольческих батальонов» и разнообразных низовых активистов.

 

И это противостояние невозможно устранить, ликвидировав тот или иной «добровольческий батальон». Данное противостояние в целом обусловлено не позициями отдельных индивидов или отдельных групп, а несовпадающими интересами двух вышеупомянутых социальных слоев украинского общества, обладающих, кроме этого, совершенно разным мировоззрением и жизненными ценностями. 

 

По большому счету, «Правый сектор» и его дальнейшая судьба сами по себе особого значения для страны не имеют, но эта структура, даже разгромленная, может стать тем камешком, падение которого способно вызвать в Украине мощный, сносящий все на своем пути военно-политический камнепад. Не исключено, что бойцы «Правого сектора» в Мукачево — это буревестники новой украинской революции.

Андрей Ваджра

РИА Новости Украина: http://rian.com.ua/columnist/20150717/370694663.html

*«Правый сектор» — запрещенная в РФ экстремистская организация.

 

Просмотров: 328