Горячие новости
29 апреля 2016, пятница

"Мы считаем это решение постыдным", — заявил ТАСС глава польского клуба "Катынский рейд" Виктор Венгжин.

13 апреля 2016, среда

Об этом ТАСС сообщили в Центре общественных связей ФСБ России

11 апреля 2016, понедельник

Валентин Фалин - дипломат, политический и общественный деятель, ученый. С 1986-го по 1989-й годы он возглавлял АПН. Убежден, что главная задача журналистов – сохранять верность факту.

07 апреля 2016, четверг

Путин: Россия  должна быть страной, "где жить комфортно, приятно и престижно" 

07 апреля 2016, четверг

В Нидерландах прошел референдум об ассоциации Украины с Евросоюзом

Форпост Русского мира

 

В Донбассе — как в страшном кошмаре — все повторяется вновь и вновь. Киевская хунта растаптывает все договоренности, соглашения о перемирии. Продолжаются бомбежки, убийства мирных жителей, детей. Свою оценку нынешнего положения дал нашему журналу секретарь Совета безопасности ДНР, командир батальона «Восток» Александр Ходаковский.

 

— Александр Сергеевич, как вы оцениваете нынешнюю ситуацию, сложившуюся в Донбассе, с политической точки зрения?

 

— В этой ситуации обнаруживаются три проекции. Геополитическая — мы все понимаем, что причиной стали «майданные события», которые в свою очередь были инспирированы американцами и преследовали цель сделать Украину сателлитом в своей экспансионистской политике, для того, чтобы установить мировую гегемонию.

 

У них есть своя конкретная задача. США вошли в мировую политику не так давно, как, например, европейские страны; только в 40-х годах они отказались от своей изоляционистской позиции и начали влезать в европейские дела. Раньше они простирали свои интересы не далее, чем на страны Южной Америки — Бразилию, Аргентину, Чили и другие. А тут они вошли во вкус и никак не могут остановиться. Роль «мирового жандарма» их вполне устраивает и с экономической, и с политической точки зрения.

 

Киев стал одной из вех в этой поступи американцев. То, что произошло — это следствие прямого политического и финансового влияния Запада. Цель состояла в том, чтобы лишить Россию военно-морской базы в Севастополе, сформировать русофобские настроения, сделать Украину тем материалом, из которого американцы лепили бы силы агрессии против России.

 

Важна не только численность населения и боеспособного контингента, но еще и интеллектуальный потенциал, способность осваивать новые технологии — а в Украине очень высокий образовательный уровень. С помощью националистических настроений можно было настроить народонаселение Украины против России, и сделать врагами не то, что даже два близких народа, а по сути один народ, просто разделенный пополам.

 

Второй аспект, заключается в том, что Донбасс всегда был костью в горле у тех же американцев и киевского правительства, потому что, обладая высокой плотностью населения и электоральным потенциалом, зачастую региональные лидеры Донбасса занимали особую позицию в Верховной Раде, и даже, как в случае с Януковичем, выводили своих представителей в высшие руководящие чины государства. С точки зрения внутренней политики киевского правительства проблема для них сводится к тому, чтобы заткнуть Донбасс, растоптать его и убрать его с политической арены.

 

Но когда получилось так, что местная элита полностью отказалась и отреклась от власти, прекратила представлять интересы своих избирателей в Киеве, просто утратила мужество, испугалась физического воздействия, бросила регион на произвол судьбы, тогда восстали исконные силы Донбасса — не штучные марионетки от «Партии регионов», а настоящие, плоть от плоти, и кровь от крови. Сначала хаотично, потом началось все более структурирующееся движение, сначала политическое, а потом переросшее в военно-политическую фазу. Это — внутриполитическая проекция событий.

 

И, наконец, третья проекция — духовная. Из поколения в поколение, из века в века мы наблюдаем непрекращающуюся экспансию Запада на Восток с тем, чтобы сломать духовные начала, систему ценностей и мировоззрение наших людей-то есть всё, что объединяет и Россию, и Украину.

 

На Западе, мы видим, была создана зона фаст-фуда, когда люди перестают думать и живут низменными потребностями. Запад низводит всех до такого уровня. Всё низменное должно восприниматься нормальным, естественным, ничего нет противоестественного, никаких моральных законов. И по отношению к Востоку — это воплощается в стремлении к духовному порабощению.

 

В Донбассе люди понимают, что выступают в качестве форпоста Русского мира, и они хотят вернуться в нашу общую семью уже без границ и без разделения.

 

Так случилось, что в силу исторических событий, неправильных и бездумных политических решений, принятых без учета ментальности и национальной принадлежности, нас когда-то разделили. Но в то время все равно было общее пространство, никто не придавал значения этим виртуальным границам. Однако то, что было символическим, в нашем мире стало реальным — реальные границы, столбы, колючая проволока. Реальное разделение — сначала территории, а потом и мировоззрения, духовного осознания.

 

Украина стремится отделиться от России, от того естественного мира, к которому принадлежит, предает свои истоки.

 

Даже Европа уже интегрировалась в общее сообщество, а в Украине достали из чулана и стряхнули пыль националистических идей, которые были присущи Германии 1930-х годов, когда формировался фашизм, и пытаются внедрить людям в сознание.

 

- Усилились ли тенденции к фашизации киевской власти?

 

Пока нельзя сказать, что Украина стала полностью фашистским государством, можно говорить, что укрепились тенденции к становлению фашистского государства. Сейчас еще очень малый процент людей исповедует националистические гитлеровские подходы и взгляды, но ведь это очень заразительно. Если постоянно долбить, что это правильно, то в конце концов люди начнут думать такими мерками.

 

— Вы рассматриваете нынешние события в Донбассе как решающий фронт борьбы с мировым гегемонизмом?

 

Мы на Донбассе решают сейчас несколько задач. Мы не собираемся мириться с духовной и военно-политической экспансией. Раз уж так получилось, что события изначально развернулись на нашей территории, то мы первыми в радикальной форме выступили против этого.

 

Важно, чтобы люди понимали, что это наша общая борьба, в которой, по воле Божьей, события развернулись именно на нашей земле. Мы приняли на себя основной удар. И на востоке Украины сложилось то, что должно обернуть вспять и сломать навязанный нам ход истории, когда одна страна берет на себя гегемонию в мире, право решать за всех. Мы стали песчинкой в часовом механизме, которая должна сломать это движение. Но не ради нас самих, а ради всей России.

 

Наш мир породил свою особую культуру, которую окружающие народы принимали только добровольно. У нас был свой особый «Русский мир», своя русская душа, но мы никогда никому ничего не навязывали.

 

Донбасс сейчас не только платит за свое право на воссоединение с Россией, — он стал форпостом России в борьбе против «империи Зла».

 

— Киевские власти дошли до того, что обвиняют Россию в «агрессии» и против Германии в 1941 г., и против Украины.

 

— К сожалению, на сегодня СМИ является мощнейшим орудием воздействия на массовое сознание. И действия настолько совершенны и отточены, приемы и методы настолько эффективны, что огромные массы людей, которые вчера выступали против майдана, сегодня начинают думать, что, «может быть, и вправду Россия — агрессор».

 

С другой стороны, мы чувствуем, что и в России не все понимают, что происходит у нас. Если русский народ будет отодвигать от себя проблему Донбасса, считать, что можно только сочувствовать, сопереживать, выделить какую-то копейку, то окажется в такой же ситуации. А те же американцы, одержав одну победу, не остановятся, а пойдут дальше, ни на минуту не остановят своего шествия. Они так поднаторели в цветных революциях, разрушая все, что к чему прикасаются. И даже покусились на святое: наш общий православный, русский мир подвергся массированной атаке. И брат поднял оружие на брата. Это — их победа в битве, но не в войне. Исход же зависит от правильного осознания того, что происходит.

 

Выводы, к которым мы пришли, пока не доходят до большинства жителей России, усыпленных либеральными СМИ, для которых всё, что происходит — всего лишь «информационный повод». Российские аналитики говорят о том, что за последнее время сокращается интерес к тому, что происходит на востоке Украины. Резко, на десятки процентов падает внимание к ним, потому что постоянно, методично события войны освещаются без правильной оценки того, что происходит.

 

А люди, либерально настроенные, думают: «Ну зачем они наговаривают, не такие уж плохие украинцы; нельзя всех однозначно причислять к карателям или нацистам; нужно различать и говорить о том, что есть те, кто выполняет приказ, который дали им кадровые военные люди; есть те, кто приняли на веру неправильную оценку того, что происходит; а есть такие, кто осознанно творят это, потому что в их душе уже поселилась тьма, и они могут даже не понимать этого. Это о них Господь сказал на Голгофе: «Прости, Господи, не ведают, что творят».

 

У кого хватает этой псевдо-объективности, может о них так и говорить. Но те, у кого на глазах погибали близкие, кто — не дай Бог — потерял семью, у них не хватит никаких душевных сил вот так к ним относиться, и ничего, кроме ненависти к карателям они не испытывают.

 

Невозможно без содрогания смотреть на те фотографии, которые часто появляются в печати — отец несет своего погибшего ребенка на руках; на земле лежат трупы людей, среди которых дети; снаряды влетают в школы. Народ страдает безвинно.

 

— При этом потери от этой братоубийственной войны несет и Украина?

 

— Естественно, потери понесла и украинская сторона: сколько тысяч людей остались без своих сыновей, кормильцев. И понятно, как они будут относиться к тем, кто принес смерть в их дом. По слабости человеческой, не приходится надеяться на то, что они скажут «На всё воля Божия». Естественно, они нас ненавидят.

 

Но и с нашей стороны, когда мы проводим мирные ротации, мы видим реакцию в интернете: «Как вы можете, как у вас хватает совести, да пусть они сдохнут с голода с этом аэропорту. Они же, сволочи, нас убивают». Вот результат работы американцев — один народ ненавидит друг друга. И пройдет не одно поколение прежде, чем это нивелируется.

 

Украина распадается на куски, рушится, многие понимают, что будущего у этой страны уже нет, поэтому на западе усиливаются сепаратистские тенденции. Экономика страны уже не имеет никаких шансов на то, чтобы реанимироваться и производить собственный валовой продукт. Кто поможет Украине, кому она нужна? Украина — это материал, который используют для того, чтобы «разобраться» с Россией и выбросят за ненадобностью.

 

Мы прекрасно видим что-то, что с нами происходит — это далеко не только наше внутреннее дело. Идут настолько глобальные процессы, что даже определение «геополитические» будет слишком мелким. Это мировая борьба Добра и Зла. И в ход идет всё — посулы помощи и обещания мира от Запада. Хорошее выражение, которое подходит к этой ситуации: «Дьявол с радостью исправит вас от насморка, лишь бы вы заболели раком». Они в чем-то помогают, но при этом несут и сеют то, что приведет к гибели Украины.

 

Раковая опухоль уже дает метастазы. Если украинское правительство будет продолжать ту политику, которую оно проводит по указке Запада, то, естественно, мы не сможем в ближайшей перспективе говорить о существовании такого государства как Украина.

 

— Чем может помочь Республике Россия?

 

— Естественно, людям в Донецке хочется облегчения — как любому человеку, когда ему тяжело, хочется получить помощь от врача. И вот они смотрят с надеждой на Россию. Но именно этого и добиваются сейчас Запад и, прежде всего, Америка: чтобы Россия вошла в Донбасс и дала очевидные поводы для применения к ней любых санкций, вплоть до объявления войны. Втягивание России в конфликт, таким образом, обернется драмой еще большего масштаба.

 

Донбасс несет свою жертву и ведет эту борьбу, для того, чтобы Россия могла быть избавлена от прямого столкновения на другом уровне, в рамках своего масштаба. Потому что, если столкнутся великие державы, это будет настолько фатально, настолько необратимо, что последствия трудно предсказать. Несмотря на то, что мы хотим прямой помощи, прямого вмешательства, чтобы кто-то понес вместе с нами эту тяжелую ношу, мы все же готовы нести ее и дальше. Только чтобы это стало посылом русскому народу, что мы приносим себя в жертву, чтобы сам российский народ не ввязался во все это. Чтобы российские десантники не ложились на полях боев.

 

Это делается во имя нашего общего мира. И это вопрос нашего общего выживания, сохранения — ровно настолько, насколько Господь нам попустил здесь быть, пока мы как народ не передадим кому-то эту ношу. Но даже уходя, мы должны оставить своё наследие.

 

И мы несем Бога в себе. Мы, православные, несем свет из тех еще времен, когда Византия, умирающая, передала этот огонь Руси. И мы не имеем права сейчас его потерять. Это наша миссия, и хотелось бы, конечно, обойтись малой жертвой, чтобы исполнить эту миссию.

 

— Каким Вам видится политическое будущее ДНР — автономия в рамках Украины, независимая Республика или часть России?

 

— Легче сказать, чего нельзя ни в коем случае допустить. Мы не имеем права допустить изоляции, полного отпочкования от Украины в силу разных причин. В силу недостаточности военного потенциала на данный момент.

 

Мы не решили главной задачи: не обезопасили наш Русский мир, который находится на Украине, от агрессии и давления.

 

Если мы сейчас этот кусок территории изолируем, огородимся бетонной стеной от наших братьев, мы предадим их. Мы не можем сейчас рассуждать таким образом. Наша задача вернуть всех, кто хочет быть с нами, в нашу отеческую семью.

 

Другое дело, мы никого насильно не тянем: кто не хочет быть с нами, хочет жить своими вымышленными догмами и идеалами, мы не будем им препятствовать.

 

Но миллионы людей на Украине смотрят на нас с надеждой и ждут правильных действий, чтобы они не остались брошенными. Я представляю духовное состояние людей, когда они живут, как говорят по-украински, «в приймаках» — в чужой семье, где их не любят, и они никому не нужны. Надо понимать, как только здесь мы забаррикадируемся, там против этих людей повернут все то, что сейчас применяют по отношению к нам. Их начнут уничтожать и духовно, и физически.

 

Мы уже и сегодня это видим. Давление ведется беспрецедентное. Любое высказывание в пользу протестного процесса на Востоке, тут же воспринимается как государственная измена и преступление. Людей ни за что арестовывают и сажают в тюрьмы. А потом их нам же выдают в момент обмена пленными, хотя никаких правовых или иных оснований не было для их задержания. Сейчас на Украине за высказанное слово или свое собственное мнение преследуют, пытаются сразу пресечь и выжечь на корню.

 

Мы уже сформировали четкое понимание своего самоопределения, у нас есть своя армия, у нас даже есть выстроенные отношения с теми, кто нас готов поддерживать — и Россия, и республики Кавказа. Россия поддерживает нас и готова поддерживать в любой форме; если нужно, Россия ведет войска, но мы уже говорили, к каким последствиям это может привести.

 

Наша задача — не спровоцировать Россию на такой крайний шаг. Есть мнение, что это будет полезно, но мы не хотим опустошения своей земли. Соответственно, у нас есть сложные и не сразу реализуемые задачи: мы будем искать любые формы, в том числе и политические, чтобы спасти всех наших братьев, которые остались на Украине.

 

Что мы не должны делать? Мы не должны изолироваться, принять эту линию противостояния как границу. На сегодня линия фронта решает определенные задачи, и это сохранится еще какое-то время. Слишком много на стороне Украины радикально настроенных людей, националистов, которые носят свастику на своей груди. Мы бы не хотели, чтобы и наши братья по оружию сгоряча и неразумно совершали бы поступки, которые приведут к гибели украинца. Это линия противостояния выполняет сейчас роль пояса безопасности.

 

— Духовные ценности, идеология Русского мира — это то, что является общим на нас. А есть ли в описанной Вами идеологии ДНР социальный аспект?

 

— Никто изначально не пытался структурировать спонтанные и хаотичные процессы. То, что шло из души, из сердца, объединяло людей. Мы хотим быть со своими. Нам все равно, что говорят о России. Пусть это не идеальная страна со своими проблемами и болезнями, но это все мы готовы принять и разделить, потому все это — наше. И если брать более широко, то мы готовы исповедовать идею объединения вокруг общих, здоровых ценностей, вне зависимости от того, какому народу они принадлежат, и какую веру исповедуют.

 

Но объединяться надо не против общего врага, а как друзья. Конечно. В Советском Союзе это было, мы были единой семьей. Из советской идеологии мы заимствовали любые знаки, символы с красными звездами. На нашей технике, конечно же, не двуглавый орел с распростертыми крыльями, там красная звезда. Никто не говорит всерьез о возрождении СССР, или идеального социального государства. Но, когда люди живут по Божьим законам, не будет классового противостояния.

 

— Что бы Вы пожелали нашим читателям в праздник 23 февраля? Отмечается ли этот праздник у вас?

 

— Есть знаковые даты для всех военных. Для десантников — 2 августа, для чекистов — 20 декабря. 23 февраля — знаменательная дата для всех людей, которые не просто взяли в руки оружие, которые считают своей священной обязанностью оберегать других. Они буквально понимают фразу о том, что «нет выше любви, чем отдать жизнь за други своя». Я считаю, что люди, которые отмечают этот праздник — это люди этой категории. Это те профессионалы, которые избрали служение людям своей основной жизненной задачей. Вот у нас, когда мы создали ополчение и потихоньку создали армию, есть очень четкое понимание, кто является носителем какого духа.

 

Кто случайно взял в руки оружие, тому эти даты в меньшей степени значимы. Но сразу видно тех, кто является настоящим военным профессионалом, что называется, до мозга костей. Я с 17 лет в армии. Как ушел, так нигде на производстве или где-нибудь еще не работал, как встал на эту стезю, так и не сходил. И это наш общий праздник. Больше всего хочу пожелать, чтобы воины сохранили дух настоящего защитника Отечества. Только тогда остается смысл существования военного сословия.

 

Беседовал Николай ИВАНОВ

13 января 2015.

 

Биографическая справка

 

Александр Сергеевич ХОДАКОВСКИЙ — секретарь Совета безопасности Донецкой Народной Республики, командир батальона «Восток».

 

Бывший командир спецподразделения «Альфа» Управления СБУ Донецкой области.

С февраля 2014 г. руководитель «Патриотических сил Донбасса»

С мая 2014 г. министр безопасности Донецкой Народной Республики

Источник: http://nacontrol.ru/natsionalnaya-bezopasnost/forpost-russkogo-mira/

Просмотров: 496